В «Предисловии» к древнеирландской поэме «Чудо Колума Килле» (Amra Choluim Chille) говорится о создании поэмы Далланом Форгаллом (Dallán Forgaill – «Слепец Свидетельства»). И также объясняются три причины по которым святой Колумба – Колум Килле («Голубь Церкви») приехал на Собрание в Друм Кете. Это проблема политического статуса Дал Риады, части территории современной Шотландии, которая еще в V в. начала заселяться колонистами из Cеверо-Восточной Ирландии, и которая к концу VI в. фактически стала независимой и хотела обрести эту независимость официально. Второй причиной было  желание святого спасти юного Сканнлана, Мора, сына Кенфаэля, короля Осрайге, который находился в заточении. Но в первую очередь в поэме речь идёт о поэтах-филидах, которых собирались изгнать из Ирландии короли и которых защитил святой Колум Килле.

 

Подробнее VKontakte Facebook Twitter Odnoklassniki Addthis


Даже при самом беглом взгляде мы можем заметить прямое совпадение между рассказом Гомера о «яблоке раздора» и библейским повествованием о грехопадении. И главная деталь этого совпадения – любовь Париса к Елене и Адама к Евве. Что касается библейского рассказа то очень часто обходят вниманием очень важный факт. Евва первой вкусила яблоко – плод «Древа познания добра и зла», и ещё до того, как это сделал Адам, она уже вошла в союз с Денницей. И възеши [Евва – А.И.] отъ плода его и яде, и дастъ и мужу своему съ собою и ядоста (Быт. 3:6). Когда она предлагает то же самое сделать мужу, она уже подвержена болезни и смерти, а он ещё нет. Между ними уже пролегает бездна, отделяющая обоженное существо Адама и падшее Еввы.
 

Подробнее VKontakte Facebook Twitter Odnoklassniki Addthis


Что такое «ницшеанское» истолкование бытия мира как «воли к власти»? Почему способ, которым мiр осуществляет своё «есть» или говоря иначе то, благодаря чему он собственно и становится тем, что есть, в отличие от того что нет, определяется именно как «воля к власти»? В основе этого фундаментального утверждения безусловно лежит убеждение в том, что «Бог умер!». Впервые эта констатация кажется встречается у Ницше в его «Весёлой науке». Очень символично озаглавленный афоризм 125 – «Безумный человек», начинается словами: «Слышали ли вы о том безумном человеке, который в светлый полдень зажег фонарь, выбежал на рынок и все время кричал: “Я ищу Бога! Я ищу Бога!” – Поскольку там собрались как раз многие из тех, кто не верил в Бога, вокруг него раздался хохот. Он что, пропал? – сказал один. Он заблудился, как ребенок, - сказал другой. Или спрятался? Боится ли он нас? Пустился ли он в плавание? Эмигрировал? – так кричали и смеялись они вперемешку. Тогда безумец вбежал в толпу и пронзил их своим взглядом. “Где Бог? – воскликнул он. – Я хочу сказать вам это! Мы его убили – вы и я!».
 

Подробнее VKontakte Facebook Twitter Odnoklassniki Addthis


Е.В. Головин как-то заметил: «Миф — конструкция очень точная, он требует очень точной интерпретации. /.../ Например, если вы вспомните, что Фрейд сделал из мифа об Эдипе, сколько экстраполяций, совершенно не относящихся к этому мифу, он развел, и скольких людей он напугал вещами, которые совершенно к мифологии не относятся, вы поймете, о чем я говорю. То же самое Камю сделал с мифом о Сизифе, представив нашу жизнь в подлунном мире, как совершенно абсурдное, дикое, бессмысленное занятие. А ведь миф о Сизифе касается лишь проблемы монотонного труда, его мучительности и бессмысленности. И все. В каждом мифе, в каждой сказке есть момент конфликта. [...] Негодные интерпретации философов XIX и XX веков просто не заслуживают внимания».

Подробнее VKontakte Facebook Twitter Odnoklassniki Addthis


Со времени существования этой «немецкой (deutschen)» или «народной (völkischen)» общности Северной Европы, проживавшей некогда на своей прародине вокруг Северного моря, выделяется еще один дошедший до нас памятник духовной культуры. Им являются большие каменные, так называемые мегалитические захоронения, которые находят равным образом, как в Шотландии и Ирландии, в Скандинавии, Северной Германии, Нидерландах, в Северно-западной Франции (Бретань, Morbihan и т.д.) так и на атлантическом побережье Пиренейского полуострова. В наскальных рисунках или граффито этих захоронений, среди прочего, сохранилась культовая символика, равно как и изображения кораблей, указывающие на широкие морские связи, воображаемого культурного круга.

Подробнее VKontakte Facebook Twitter Odnoklassniki Addthis