Е.В. Головин как-то заметил: «Миф — конструкция очень точная, он требует очень точной интерпретации. /.../ Например, если вы вспомните, что Фрейд сделал из мифа об Эдипе, сколько экстраполяций, совершенно не относящихся к этому мифу, он развел, и скольких людей он напугал вещами, которые совершенно к мифологии не относятся, вы поймете, о чем я говорю. То же самое Камю сделал с мифом о Сизифе, представив нашу жизнь в подлунном мире, как совершенно абсурдное, дикое, бессмысленное занятие. А ведь миф о Сизифе касается лишь проблемы монотонного труда, его мучительности и бессмысленности. И все. В каждом мифе, в каждой сказке есть момент конфликта. [...] Негодные интерпретации философов XIX и XX веков просто не заслуживают внимания».
В этой перспективе интересно будет рассмотреть такую сложную для современного человека «вещь», как смирение, всегда свойственное и необходимое человеку Традиции. И, рассмотреть его будет лучше на примере истории которая приключилась с римским царем Тарквинием Гордым и Сивиллой Кумской. Для начала следует сказать, что сами их имена звучали для римлян также, как для нас звучит имя князя Владимира из русских былин. Одним словом, событие это произошло в глубокой древности. Согласно Варрону, Сивилла явилась к царю и за огромную сумму денег предложила ему 9 пророческих книг. Тарквиний отказался. Тогда Сивилла бросила в очаг 3 из них — книги сгорели. За оставшиеся 6 царю вновь было предложено заплатить ту же цену. Но он вновь отказался. Сивилла сожгла ещё 3 книги. И только после этого Тарквиний согласился.
 
Тарквиний Гордый был гордым, а потому глупым. Он не понимал очень простой вещи — есть вещи, которые не купишь ни за какие деньги. Цена, предложенная Сивиллой не велика, она просто не имеет значения. Ведь деньги у него в конце концов нашлись. Все дело было лишь в степени его смирения. Ведь что значит смиряться? Значит делать не так как хочется, а так как правильно. Поступать в согласии с Артой — Вселенским законом и Божественным правом, как сказали бы индийские арии периода четырех Вед.
 
К счастью, Тарквиний был гордым не критично, и 3 книги ему все же достались. К книгам была приставлена охрана, а позже, как великая святыня они были размещены в храме Юпитера на Капитолийском холме, где и находились вплоть до пожара 83 года до Р.Х. На том самом месте, где 25 декабря 0 года, согласно местному преданию император Август в сиянии солнца увидел храм, а в нем Деву с Младенцем и упав на колени произнес слова Сивиллы: «С неба сходит Царь веков, сия Дева зачнет и родит Спасителя мира, и это Дитя выше тебя!» И кто знает, быть может много раньше, не будь Тарквиний таким гордым и прочитай он все пророчества, Рим бы уже вернул себе Традицию «Золотого века». Но история не терпит сослагательного наклонения, как не терпит его и Божий Промысл.