Что по сути представляет из себя либерализм? Это утверждение права индивида (и коллективизма!) над правом народа (и индивидуализма!). Суть коллективизма очень хорошо выразил Гёте. Приведём его слова, не ручаясь за точность цитаты: «Когда несколько умных людей собираются вместе, то получается один большой дурак».
Принцип примата права индивида и принцип коллективизации, казалось бы, входят в противоречие друг другу, однако это не так. Секрет в том, что в условиях доминации либеральной идеологии право индивида затрагивает лишь животный (или как говорили святые отцы – «страстный») уровень проявления личности. При этом «сверх-животное» или собственно человеческое должно быть в логике системы модерна подчинено праву коллектива. Именно об этом гласит основной тезис демократии: «Моя свобода заканчивается там, где начинается свобода другого». Проще говоря – «туда нельзя», «так написано» и «не высовывайся» – вот всё, что оставили творцы либерализма либералу. Разумеется, если только это не касается удовлетворения животных потребностей организма. Здесь напротив вас ожидает «свобода максимального самовыражения».
 
У Традиции иная логика. «Страстное» мыслится в первую очередь как кровное или родовое. «Биологическое», как сказали бы сегодня. А значит с необходимостью находится в подчинении праву семьи, затем праву народа и наконец, праву самой Традиции. В то же время индивидуальному и человеческому предоставлена полная свобода творчества. Являясь вершиной иерархической структуры в основе которой находятся семья, а на вершине народ и Традиция, индивидуальное становится выражением «народного духа», хотя по сути представляет собой продукт свободного сверх-родового творчества. Акира Курасава, Джордж Байрон, упомянутый выше Гёте – понятны и близки нам, но никто не может поставить под сомнение принадлежность их гения собственному национальному духу. Они и есть выражение идентичности вполне определённых народов.
 
«Несть бо власть аще не отъ Бога» (Рим. 13,1). Многим это выражение уже непонятно. Но это и не странно. В условиях, когда повсюду и повсеместно власть – это делегированное право толпы иначе и быть не может. Древние знали, как отличить «власть от Бога» и «власти от толпы». То, что не от Бога – то не власть! Смысл ясен и прозрачен. Но только в рамках Традиции. И только для человека Традиции. Для человека модерна, извратившего всё и вся, всё выглядит до противоположности иначе. Любая власть, даже делегированная правом раба, существом которое платит налог за собственное жильё, которое без подключенной газовой трубы и электропровода не переживёт и одной зимы, и которое работает только для того, чтобы дать пищу детям и шубу жене… Какая здесь «десятина церкви»? Какая экспансия Духа? Какое самовыражение свер-человеческого? Пиво после работы, футбол, иногда новые кроссовки, прикольный авто или комп… А потом что? Спать, есть, размножаться и умирать. Во имя ничтожной власти которой это право делегировано ничтожным большинством. Нам могут возразить, – ну, ведь не обязательно пиво и футбол… ведь есть ещё кино, спортзал, туризм и вообще много чего ещё что позволено человеческому существу в этом обществе. Да, это так. Но! Если Вы видите разницу между пивом после работы и спортзалом, то разговаривать нам далее просто не о чем. Далее только для тех, кто этой разницы не замечает. Иначе говоря, для тех кому нужна «Власть от Бога».
 
Подумаем в этой связи вот над чем. В чём отличие власти кесаря от «цезаризма». Caesar, царь. Царь-батюшка. Иными словами, Отец. Отец может быть дурным, немощным, и вообще каким угодно. Но он остаётся отцом. Это его право «разрешать и вязать» внутрисемейное право невозможно оспорить. Вернее, можно конечно, войдя в логику права ювенальной юстиции модерна. Но сейчас речь не об этом… Противоположность эму – тиран. Народ для него не «дети», народ для него чужд. Очень часто тиран в самом прямом смысле имеет иную расовую, религиозную или национальную принадлежность. Так ему легче. Он не «связан кровью», не связан «рядом», art’ой, r/i/t’ой – вселенским Законом. Он просто «твёрдая рука». Извне. Пришедшая по зову толпы. Демонизм такой фигуры, по-моему, более чем понятен. Но это и есть – «всенародно избранный президент». Говорю это безотносительно конкретных исторических личностей, многие из которых претендовали и претендуют на Иное, но будучи связаны «всенародным выбором» и «правом толпы» всегда и с необходимостью остаются в цепких лапах либеральной Заразы. И вот, сейчас хочется задать вопрос, – а может уже и хватит!? Либерализма то…